«Мусорная реформа»: Южному Уралу дали два года на подготовку

 На Южном Урале должны появиться полигоны, где мусор будут утилизировать

На Южном Урале должны появиться полигоны, где мусор будут утилизировать

Новая схема сбора и утилизации отходов должна была заработать в Челябинской области с января 2017 года. Но идею решили отложить на пару лет. Регион оказался не готов к новой «мусорной реформе». Руководитель Центра общественного контроля в сфере ЖКХ Челябинской области Анатолий Вершинин рассказал 74.ru, что тормозит реализацию нового закона и как он отразится на суммах за «коммуналку».

– Анатолий, почему реализацию нового проекта в нашем регионе отложили на два года?


– Южный Урал, как и многие другие российские регионы, оказался не готов к реализации проекта. Во-первых, владельцам жилья нужна небольшая передышка. Не так давно в регионе капитальный ремонт домов начали проводить за счет средств собственников. Также недавно появились платежи за общедомовые нужды, которые с 2017 года выросли в несколько раз.


Все эти перемены ощутимо отразились на суммах в квитанциях за «коммуналку». Вводить сейчас новую систему сбора и утилизации мусора было бы слишком накладно.


Другая причина – техническая неподготовленность области к реализации нового закона. Да, есть территориальная схема, но фактически в области не построили ни одного полигона. На это время может уйти около двух лет. За это время мы сможем изучить опыт регионов, где этот закон все-таки заработает с 2017 года.


Руководитель Центра общественного контроля в сфере ЖКХ Челябинской области Анатолий Вершинин


– Что нового эти изменения принесут собственникам жилья?


– В ближайшие пару лет владельцы квартир для себя не увидят особых изменений, связанных с новым законом. Возможно, за это время будут активнее ликвидироваться несанкционированные свалки. Но лично я пока не вижу реальной возможности избавиться от них полностью.


Сколько раз мы видели, что мусор с площадки вывозится, а потом снова появляется там. И это не компании по вывозу ТБО его туда обратно сваливают, а сами жители снова стихийно организуют помойку. Пока мы сами мусорим, ни один инвестор с незаконными свалками справиться не сможет. До тех пор пока жители не изменят свое отношение к этой ситуации, вводить схему вывоза и утилизации мусора бесполезно.


– Как новая схема утилизации мусора повлияет на экологическую обстановку?


– Свалки десятилетиями накапливают сотни тонн ядовитого мусора. Конечно, такие отходы нужно утилизировать в первую очередь, чтобы они не попадали в почву или в воду. Если сейчас проехать по территории нашей области, можно увидеть красивые места – горы, леса... Но эти пейзажи часто портит огромная свалка с неприятным запахом. Конечно, замена таких свалок на специализированные полигоны положительно скажется на экологии.


По данным регионального Минэкологии, на территории Челябинской области только четыре объекта размещения отходов соответствуют требованиям законодательства и внесены в госреестр объектов размещения отходов. Это полигоны в деревне Урефты Сосновского района, в Кыштыме, Трехгорном, в поселке Локомотивном. В течение 2017 года планируется включить в реестр полигоны в поселке Полетаево, Копейске, Карабаше и Сатке. Также в течение 2017 года предстоит оснастить сортировочной линией полигоны в Копейске и Полетаево.


– В каком сейчас состоянии находятся свалки мусора в Челябинской области?


– На сегодняшний день свалки мусора в регионе невозможно объединить в единую систему. Их работу регулируют отдельные муниципалитеты. Как правило, они проводят конкурс и заключают контракт с частной организацией или МУПом.


В некоторых районах, например в Сосновском и Красноармейском, есть одна-две управляющие компании, у которой есть свой спецтранспорт для вывоза ТБО. А во многих небольших сельских поселениях централизованного вывоза ТБО нет вообще. Там можно наблюдать большое количество несанкционированных свалок.


Сейчас у нас нет понятия «утилизация твердых бытовых отходов». Они просто вывозятся и концентрируются на соответствующем полигоне. В каждом городе насчитывается минимум один-два полигона, которые давным давно перегружены. Считаю, что работу свалок в регионе необходимо систематизировать.


– Именно об этом и говорит новый закон о сборе и утилизации мусора. Что еще он должен кардинально изменить?


– Идея нового закона, на мой взгляд, правильная. В Челябинскую область в свое время приезжали делегации из Венгрии, Японии и других стран. Они предлагали разные варианты утилизации ТБО – строительство мусоросжигательного завода, например.


Но при изучении практики пришли к выводу, что все эти предприятия в других странах живут практически за счет государственных дотаций. У нашего региона нет экономической возможности создать такой проект. Общая федеральная схема как раз и направлена на то, чтобы на этом рынке появились крупные игроки. Федеральные компании уже проявили интерес к развитию полигонов в Челябинске и Магнитогорске.


Каждый регион, согласно новому закону, делится на определенное количество территориальных кластеров. Инвесторы, с которыми будут заключаться договоры концессии, будут выбираться с помощью конкурсов. Стоимость одной такой концесии по Магнитогорску, к примеру, должна составить порядка миллиарда рублей, в Челябинске – от двух миллиардов. В качестве залога для участия в конкурсе участники вносят 10% от этой суммы. Договор с концессионером заключается на 25 лет. За это время он должен подготовить и развить всю необходимую инфраструктуру.


– А требования к этой инфраструктуре, полигонам уже сформированы?


– Минэкологии Челябинской области отмечало, что в рамках общей схемы кластеры должны располагаться в границах определенных территорий. Заранее прорабатывается схема вывоза, размещения и переработки твердых коммунальных отходов. Но это слишком абстрактные требования. Процедура конкурса должна быть открытой – это тоже одно из требований.


– За чей счет будет финансироваться этот проект?


– Предполагается, что бюджетные средства на эти цели не будут выделяться. По новому федеральному закону в каждом районе органы исполнительной власти строят свою территориальную схему. Инвестор для того и заходит с деньгами, чтобы он сразу смог приступить к реализации плана.


– Предполагается, что в каждом регионе будет выбран регоператор. Какие функции он будет выполнять?


– Здесь схема не похожа на ту, что применяется при проведении капитального ремонта домов. Там действует один региональный оператор, который непосредственно занимается сбором средств, разработкой краткосрочной программы, проведением конкурсов для подрядчиков и так далее.


В данном случае основную работу будут выполнять концессионеры. В нашем регионе их может быть около шести, единый регоператор будет контролировать их работу. Впрочем, если этим будет заниматься региональное минэкологии, в создании регоператора нет необходимости. Думаю, этот вопрос еще будет обсуждаться.


– На ваш взгляд, сами жители готовы к сортировке мусора?


– Это в первую очередь вопрос информированности жителей. Год за годом люди начнут осознанно разделять мусор или хотя бы доносить его до мусорного контейнера, а не выбрасывать где придется.


Надоела незаконная свалка мусора? Пожаловаться на нее челябинцы могут на специальном информационном портале. Для этого нужно заполнить форму с указанием места расположения свалки и прикрепите фотографию в качестве доказательства.


– Как поменяется формат оплаты за сбор и утилизацию мусора?


– Сейчас плата за вывоз ТБО утверждается местными депутатами, также как и тариф за «содержание и ремонт дома». Часто услуга по вывозу мусора уже включена в эту строку. По новым правилам появляется отдельная коммунальная услуга – вывоз и утилизация твердых коммунальных отходов. Она будет утверждаться Министерством тарифного регулирования Челябинской области.


Челябинская область "тонет" в несанкционированных свалках


– Уже сейчас можно предположить каким будет тариф для собственников?


– Пока нет новой схемы и инвесторов, установить и ввести тариф невозможно. Должны быть оборудованы хотя бы первичные площадки для утилизации отходов. Ведь вывоз и утилизация ТБО – это разные услуги. Нельзя допустить, чтобы плата за утилизацию взималась как за переработку. Тогда мы не избавимся от свалок, а инвесторы при этом обогатятся. Кстати, такая прибыль может исчисляться в миллиардах рублей.


– А как изменится сам платеж за услугу по ТБО?


– Предполагаю, что он вырастет. Причем это будет рост не на два-четыре рубля, нас ждут более значительные расходы. Плата будет рассчитываться с каждого человека, проживающего в квартире, а не с квадратного метра жилья. Этот тариф может составлять и 30, и 60 рублей. При нынешней экономической ситуации для многих владельцев жилья это будет серьезная прибавка к той сумме, которую они уже оплачивают за ЖКУ.


– Что сейчас нужно сделать в нашем регионе, чтобы к 2019 году запустить новую схему сбора и утилизации мусора?


– Челябинской области еще предстоит утвердить итоговую схему, разделить область на определенное количество кластеров. В каждой группе расписать месторасположение полигонов и территорий, где будет построено производство для переработки мусора. И дальше регион будет готовиться к конкурсным процедурам.


Мы понимаем, что сразу вложить миллиард рублей инвестору будет сложно. Вероятно, концессионерам предложат, чтобы на первом этапе они построили какую-то инфраструктуру, пилотные площадки. Это необходимо, чтобы жители увидели схему работы в действии, а инвестор понял, что от тарифа есть отдача. Надо понимать, что это тот вид бизнеса, который первые 5–10 лет работает только на вложения, а не на получение прибыли.


На мой взгляд, на Южном Урале сегодня нет полигонов для сбора мусора, которые можно было бы назвать образцово-показательными. Любой полигон превратится в свалку, если оставить все без изменения и не перерабатывать отходы.


В январе 2017 года Владимир Путин поручил российскому правительству развивать строительство объектов, необходимых для обработки и утилизации отходов. Кроме того, Генеральная прокуратура получила указание усилить проверки безопасного обращения с отходами первого и второго классов опасности. К ним относятся аккумуляторные батареи, градусники, ртутные и люминесцентные лампы, а также продукты переработки нефти.